Луганское сельское поселение Красноармейский район, Саратовская область - МО

Историческая справка

с. Луганское (Байдек, Бейдек, Таловка, Верхняя Таловка) - немецкая колония на территории современного Луганского была основана 10 августа 1764 г. как коронная колония. Поселение имело два названия: русское – Таловка, по наименованию речки, на которой была основана колония, и немецкое – Байдек или Бейдек, по имени первого форштегера. Имена всех форштегеров колонии не известны, однако в 1820-е гг. форштегером являлся Пуц, в 1840-е гг. – Трибельгерн.

С 1871 г. до октября 1918 г. входила в Сосновскую (Голо-Карамышскую) волость Камышинского уезда Саратовской губернии. После образования Трудовой коммуны немцев Поволжья и до 1941 г. село Байдек являлось административным центром Байдекского сельского совета Бальцерского (Голо-Карамышского) кантона. В 1926 г. в Байдекский сельсовет входило одно с. Байдек.

Списки первых поселенцев Байдека оказались безвозвратно утраченными, поэтому установить точное количество колонистов, их конфессиональный состав и род занятий не представляется возможным. Однако известно, что колония была основана 76 семьями, выходцами преимущественно из Саксонии, городов Ганау, Дармштадта и Изенбурга. Большинство первых колонистов являлись лютеранами.

В 1774 г. многие немецкие колонии подверглись нападению и грабежам со стороны отрядов Емельяна Пугачева. Таловка стала первой немецкой колонией, в которую пугачевцы вошли после разграбления Саратова, 9 августа 1774 г. В отличие от других колоний Таловка не была разорена, потому что колонисты по первому требованию восставших выделили подводы для транспортировки груза и не оказали сопротивления, когда Пугачев насильно мобилизовал в свой отряд шесть мужчин-колонистов, которые после подавления восстания были помилованы русским правительством.

Жители колонии с большими трудностями обрабатывали близлежащие степные просторы. Лишь около половины всех пахотных полей составлял чернозем, остальная часть представляла собой песчаную и каменистую почву. Обработку земли затрудняли холмы и овраги. Колонисты сеяли в основном пшеницу, а также в небольших количествах рожь, овес, ячмень, просо, лен, горох, подсолнечник и коноплю. Хлеб продавали в близлежащей колонии Сосновке.

По 8-й ревизии 1834 г. колония была наделена землей по 15 десятин на душу, по данным 10-й ревизии 1857 г. колонисты имели всего по 1,6 десятин земли на душу мужского населения. Малоземелье приводило к неоднократным попыткам колонистов основать дочерние колонии или переселиться за пределы своих сел. Так в 1860 г. колонисты Гриневальд, Ляук и Виндекер, посетив Терскую область Кавказа, подали прошения Конторе опекунства о разрешении на переселение в окрестности Владикавказа. Контора отказала просителям, обещая предоставить колонистам дополнительные угодья. В 1859 г. безземельными поселенцами были основаны дочерние колонии Ней-Бейдек (Новая Таловка) и Кирхгейм. В 1861 г., согласно указу Конторы, самовольное переселение колонистов приравнивалось к бродяжничеству и строго наказывалось. Многочисленные просьбы колонистов вынудили правительство изменить свое решение и разрешить переселения на Кавказ с 1865 г.

По сведениям Центрального статистического комитета, в 1859 г. в колонии насчитывалось 228 дворов, имелась земская почтовая станция с шестью лошадьми, работало две суконных фабрики, было построено две водяных мельницы на реке Карамыш. Еще в 1784 г. Казенная палата открыла в Байдеке питейный дом «с сенями и ледниками». Еженедельно по средам в селе бывали базары.  

Вероисповедание жителей и церковь. Колонисты принадлежали к евангелическо-лютеранскому исповеданию. В 1879 г. в селе насчитывалось шесть баптистов. Община Байдек являлась центром евангелическо-лютеранского прихода Байдек (Таловка), который был основан в 1767 г. В него кроме Байдека входила колония Шиллинг (Сосновка). В ХХ веке он являлся одним из крупнейших в Поволжье.

Первая небольшая деревянная церковь была возведена в Байдеке на средства, выделенные царским правительством и под надзором Канцелярии опекунства иностранных не ранее 1768 г. и не позже 1770 г. Указ Екатерины II от 28 февраля 1765 г. предписывал построить для немцев-колонистов в каждом округе, по одной церкви, «снабдив оные всеми нужными утварями, и пристойного дома для пастора казенным иждивением». Первая кирха строилась в спешке, без специального архитектурного проекта, руками крестьян-колонистов, под наблюдением инженера Конторы опекунства.

Вторая церковь появилась в Таловке в 1806 г. Сбор средств на строительство церкви начался за десять лет до ее строительства. Прихожане колонии Сосновка, входившей в приход Таловка, отказались собирать пожертвования на строительство приходского храма, ссылаясь на необходимость постройки собственного, и в 1797 г. были освобождены от «участия в постройке церкви в колонии Таловка» решением Конторы опекунства. В 1802 г. с общества колонии Таловка для начала строительства церкви было взыскано 400 рублей, а Конторой опекунства принято решение «о разрешении собирать подаяние на Таловскую церковь». В 1804 г. Контора опекунства разрешила обществу колонии Таловка достроить новую церковь. Кирха строилась руками местных мастеров, без специального проекта и составления предварительной сметы.

Прихожане Таловки вошли в историю благодаря тому факту, что между ними и пастором И. Отто в 1815 г. возник конфликт, так колонисты уклонялись от сбора средств на ремонт церкви и дома шульмейстера. В дело вмешалась Контора опекунства, которая ссылалась на статью 2 «Инструкции о внутреннем распорядке и управлении в поволжских колониях», предписывавшую «содержать пасторов, патеров и шульмейстеров общественным иждивением колонистов, на что потребное число денег взыскивать с них, смотря по количеству душ, приход составляющих, и располагая то не по числу семей, но по числу работников, считая таковых от 16 до 60 лет… а кто на определенный срок своего числа не заплатит, с тех в первый раз взыскивать с прибавкою вместо штрафа по 10, во второй по 15 копеек, а в третий, до тех пор, покуда заплатит, содержать на публичной работе».

 

В 1825 г. в Таловке был построен новый дом для пастора Лукаса Каттанео. В 1868 г. при пасторе Фелициане Диттрихе пасторат был подвергнут капитальному ремонту, руководил которым архитектор и землемер Конторы опекунства Ф.Г. Лагус.

 

В 1898 г. в селе был построен новый кирпичный пасторат.

Третья церковь в колонии, сохранившаяся по сей день, была сооружена в 1846 г. на месте старой деревянной церкви. Кирха была каменной и имела скамьи для молящихся на 1000 мест. Храм был построен в типичной для церковного зодчества того времени манере – в так называемом стиле позднего русского классицизма, с рядом массивных колонн и полукруглой апсидой. Рядом с церковью находилась деревянная звонница.


Пасторы, получавшие университетское образование, являлись в колониях весьма уважаемыми людьми, они же были и наиболее обеспеченными, поэтому часто подвергались нападениям и грабежам. Так, в 1805 г. преступники совершили разбойное нападение на дом пастора И. Отто с целью ограбления, в этом же году были ограблены священники других немецких приходов – пастор А. Яух и патер Грегор, в 1815 г. – пастор И.Б. Каттанео.

В августе 1823 г. в приходе вспыхнула эпидемия цинги. Здравоохранение в начале ХIХ века находилось на низком уровне. В это трудное время пастор прихода, сын пастора и известного врача Лукас Каттанео регулярно посещал больных. Неустанно пасторы приносили прихожанам утешение и в годы следующих эпидемий холеры 1847–1848 гг. и 1892 г.

Далеко за пределами прихода были известны Дом престарелых и увечных «Вифания» или «Бетания», основанный в Байдеке в 1891 г. по инициативе пастора Гюнтера, сиротский приют «Назарет», основанный в 1895 г. и Благотворительное общество, основанное в 1907 г. В приюте «Вифания» в конце ХIХ века содержалось около 70 престарелых и больных, не имеющих средств к существованию. По уставу одной из целей приюта объявлялось пресечение нищенства среди прихожан протестантского вероисповедания. Предметами занятия Общества были обеспечение пищей, кровом и одеждой престарелых, содействие в поисках работы способным к труду, воспитание просящих милостыню детей, снабжение бедных медицинскими пособиями, возвращение на родину нищих из других местностей. В приютах работали диаконисы (сестры милосердия). Учреждения существовали за счет доходов от книжного магазина, продававшего христианскую литературу и календари. В 1913 г. пробст А. Томсон завещал дому милосердия Байдека 1000 рублей из своего состояния. В 1885–1915 гг. в колонии под редакцией пастора Ю. Гюнтера издавался распространявшийся среди поволжских лютеран журнал «Фриденсботе». Журнал имел приложение «Югендфройнд».

Нелегко сложилась многих пасторов прихода в годы советской власти. Герберт Гюнтер, сын пастора Гуго Гюнтера, служившего в приходе долгие 18 лет, стал пастором в общине Байдека в непростое время – с 1918 по 1929 г. В 1931 г. он был арестован и осужден по сфабрикованному обвинению в контрреволюционной деятельности и сослан. До 1938 г. он находился в лагере. Пастор Иоганн Блюм (1873–1939) в 1918 г. эмигрировал в Швейцарию, опасаясь преследований большевиков. Пастор Эдуард Зайб, руководивший благотворительными учреждениями в Байдеке в 1900–1903 гг., в 1931 г. по сфабрикованному обвинению был сослан на Аральское море.

В 1931 г. Президиум ЦИК АССР немцев Поволжья получил секретные сведения от региональной Комиссии по рассмотрению религиозных вопросов, согласно которым в селе на тот момент времени церковь еще не была закрыта, в церковной общине насчитывалось 2664 верующих, из них 12 человек были отнесены к категории лишенцев (лишенных политических прав).

В сведениях, представленных в Президиум ЦИК в 1935 г. имелась информация о том, что церковь в Байдеке не используется с 1932 г., поэтому 4 апреля 1935 г. Комиссия по культам предложила закрыть церковь. Однако официально церковь в Байдеке была закрыта одной из самых последних в Поволжье, только 11 марта 1938 г. по постановлению Президиума ЦИК и Верховного Совета АССР немцев Поволжья, когда 950 человек из 1020 высказались за ее ликвидацию.

 

Школа и обучение детей. C момента основания действовала церковно-приходская школа, в 1878 году открылась частная школа. В первый год после основания колонии занятия с детьми школьного возраста проходили на дому у шульмейстера. Дата строительства первой церковной школы точно не известна. На основании имеющихся источников можно утверждать, что первая церковно-приходская школа была построена в селе между 1768 и 1771 гг. В школе обучались дети в возрасте от 7 до 15 лет. В 1815 г. между прихожанами Таловки и пастором И. Отто возник конфликт, так как колонисты решили заменить одного школьного учителя на другого, согласного на меньшую заработную плату. Пастор Отто обратился с жалобой в Контору опекунства, которая подтвердила исключительное право пастора назначать и увольнять учителя, одновременно являвшегося кюстером. Кроме церковно-приходской немецкой школы в колонии с 1878 г. действовала т.н. «товарищеская» частная школа, в которой в 1886 г. обучались дети из 32 семей. По состоянию на 1887 г. в школе насчитывалось 29 мальчиков и шесть девочек, изучавших русский и немецкий языки, арифметику и закон Божий. В 1886 г. из проживавших в колонии 2141 человека грамотными являлись 2255 жителей села (1175 мужчин и 1080 женщин). Согласно статистическим сведениям о состоянии школ в немецких колониях, собранным пробстом Левобережья И. Эрбесом, в 1906 г. из 6787 жителей села 680 являлись детьми в возрасте от 7 до 15 лет, обязанными получить начальное образование. Посещаемость школы детьми школьного возраста в Таловке не была стопроцентной, 193 ребенка не посещали школу по причине бедности их родителей или ежедневной занятости в промыслах и ремеслах. В 1906 г. в церковной школе обучалось 237 мальчиков, 23 девочки и работало три учителя. В годы советской власти обе школы были закрыты и преобразованы в начальную школу. С 1945 г. школа стала средней, в 1952 г. была преобразована в семилетнюю, с 1960 г. – в восьмилетнюю, а с 1976 г. – снова в среднюю школу.

В 1926 году имелись кооперативная лавка, сельскохозяйственное кредитное товарищество, машинное товарищество, изба-читальня, работала машинно-тракторная станция. В период коллективизаци организованы колхозы имени С.М. Кирова, имени Молотова, имени Кагановича. Кампания раскулачивания в феврале 1930 г., сопровождавшаяся жестоким обращением с раскулаченными и их детьми, вызвала массовое сопротивление жителей Байдека. Семьи кулаков удалось вывезти из села только с помощью воинских подразделений. В 1930 г. десятки жителей села были репрессированы за создание ячейки «контрреволюционной» организации «Союз освобождения крестьянских народов», выступавшей против колхозов и хлебозаготовок. 

8 августа 1941 года был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья». Жители колонии были депортированы.

На место немцев приехала новая волна переселенцев — эвакуированные украинцы из-под Луганска. Было в судьбе села немало реорганизаций, сначала укрупнения, когда оставшиеся после войны с 1951 года два колхоза «имени Молотова» и «имени Когановича»в 1959 году вошли в совхоз «Ключевский», а затем разукрупнении, в результате которого был создан 1969 году совхоз «Луганский»,


 

а в 1981 году выстроен на территории села совхоз «Перспективный». «Перспективный» — крупное предприятие по разведению свиней (свинокомплекс). Руководил им Анатолий Александрович Киливник. Совхоз обанкротился и разрушен. В гаражах бывшего совхоза в 2009 году создан пожарный пост.

Село Луганское в настоящее время является центром Луганского муниципального образования (сельского поселения), в которое  входит село Сосновка и Ж/Д ст. Паницкая. Старая планировка села сохранилась местами. Центральная часть села в послевоенное время была застроена многоквартирными трехэтажными панельными домами. В селе сохранилось несколько добротных кирпичных домов, возведенных в конце ХIХ – начале ХХ веков.

Недалеко от церкви была расположена двухэтажная церковно-приходская школа, кирпичное здание которой также сохранилось по настоящее время. 

Сейчас у бывшей байдекской церкви уже нет масштабной колокольни со сферическими куполами. Она была снесена в конце 30-х ХХ века. Храм является хорошим ориентиром, его видно далеко с дороги, еще до поворота на село. Архитектура постройки – классический образец зодчества поволжских немцев.

На территории села расположены средняя школа, детский сад, дом культуры, библиотека, пожарный пост, фельдшерско-акушерский пункт, почтовое отделение связи, отделение Сбербанка, администрация.

 

с. Сосновка (Шиллинг) - немецкая колония на территории современной Сосновки являлась одной из пяти самых первых немецких колоний Поволжья и была основана 14 августа 1764 г. как коронная колония. С весны 1764 г. в будущих немецких колониях работали плотники из русских сел. Так, на строительстве домов в колонии Сосновка было задействовано 60 плотников из государственных крестьян села Новые Бурасы. Поселение имело два названия: русское – Сосновка, по наименованию речки, на которой была основана колония, и немецкое – Шиллинг, по имени первого форштегера. Имена всех форштегеров колонии неизвестны, однако в начале ХIХ в. форштегером являлся Грим, а до 1820 г. – Шефер. По указу от 26 февраля 1768 г. о наименованиях немецких колоний, получила официальное название Сосновка.

С 1871 г. до октября 1918 г. входила в Сосновскую (позже Голо-Карамышскую) волость Камышинского уезда Саратовской губернии.

После образования Трудовой коммуны немцев Поволжья и до 1941 г. село Шиллинг являлось административным центром Шиллингского сельского совета Бальцерского (Голо-Карамышского) кантона. В 1926 г. в Шиллингский сельсовет входили с. Шиллинг, Луговая Караулка, Лесная Сторожка, Штенгель.

Списки первых поселенцев Шиллинга оказались безвозвратно утраченными, поэтому установить точное количество колонистов, их конфессиональный состав и род занятий не представляется возможным. Самые ранние списки колонистов относятся к 1774 г., но в них отсутствуют места выхода из германских земель. Однако известно, что колония была основана 96 семьями, выходцами преимущественно из Пфальца и Эльзаса. 

В первые годы после заселения колонистов преследовали различные трудности – нападение отрядов Емельяна Пугачева, суровые морозные зимы, неурожаи, засухи. Колония располагалась на холме, между двумя возвышенностями, в живописном ущелье, спускавшемся к Волге, на склонах которого находились пахотные поля. Овражистая местность затрудняла обработку земли, лишь небольшую часть пахотных земель составлял чернозем, остальная почва являлась песчаной, глинистой и каменистой. Колонисты сеяли в основном пшеницу, а также в небольших количествах рожь, овес, ячмень, просо, лен, горох, подсолнечник и коноплю. 

Наличие в Волге большого количества рыбы, в том числе стерляди, и возможность использовать волжские берега в качестве источника дохода неоднократно приводили к трениям колонистов с соседними русскими селами. Так, в 1807 г. жители Шиллинга обратились с жалобой в Контору опекунства в связи с тем, что крестьяне близлежащих сел Ахмат и Мордов захватили рыбную ловлю, принадлежавшую колонистам. В начале ХIХ в. в селе были построены общественные мельницы, которые содержали колонисты Фильберт и Ро. В Сосновке распространение получило сарпиночное производство. Еще во второй половине 1770-х гг. жители колонии гернгуттеров Сарепта, не имевшие достаточного количества рабочих рук и возможности приобретать сырье за границей, предложили колонистам в зимнее время заниматься надомной работой по изготовлению пряжи. Сарептяне окрашивали произведенные в Шиллинге ткани в различные цвета и продавали в городах России. К концу ХIХ в. десятки поселенцев Шиллинга занималось ткачеством сарпинки.

В колонию регулярно съезжались торговцы хлебом, лесом, сарпинкой и прочими товарами. Процветанию Шиллинга способствовало судоходство на Волге. Колония играла важную деловую роль среди близлежащих поселений и была хорошо известна в округе. В Шиллинге имелась пассажирская и лесная товарная пристань, служившая центром торговли и рынком найма рабочей силы. Из Шиллинга начинался зимний торговый путь от Волги к реке Медведица.

По состоянию на 1865 г., пристань с. Шиллинг вместе с пристанями левобережных колоний Вольская, Яблоневка, Скатовка, Привальное, Краснополье и Кочетная обслуживали 55 судов, перевозивших хлеб. По сведениям губернского статистического комитета, на Сосновской пристани в 1877 г. было загружено 8 судов и 2 парохода, в 1878 г. – 15 судов и 1 пароход, в 1879 г. – 12 судов. Годовой товарооборот пристани в конце ХIХ в. составлял более 700 тыс. пудов. Особенно активно велась торговля строевым лесом.

По сведениям Центрального статистического комитета, в 1860 г. в колонии насчитывалось 170 дворов, имелся питейный дом. Согласно данным губернского статистического комитета, в 1891 г. в селе имелась земская почтовая станция с тремя лошадьми, по пятницам проводились базары, на которые собиралось до 100 подвод, насчитывалось 270 дворов, число которых уже через три года возросло до 303. Застройка колонии, в которой около трети всех домов были кирпичными или каменными, существенно отличалась от застройки соседних сел и даже городов. Около 40 жителей села занимались изготовлением сарпинки, большинство жителей – извозным промыслом. Извоз осуществляли с р. Волги на р. Медведицу, а также в расположенные в пределах 40–50 верст русские и немецкие села. В конце ХIХ в. в Шилинге имелось 6 лавок и около 20 различных промышленных заведений – кожевенных, вязальных, столярных, каретных, действовала паровая мельница М. Кауфмана.

Возраставшее с ростом числа колонистов малоземелье приводило к неоднократным попыткам колонистов основать дочерние колонии или переселиться за пределы села. С 1857 г. началось заселение левобережной дочерней колонии Шиллинг (Константиновка, ныне с. Константиновка Краснокутского р-на Саратовской обл.), официально основанной в 1859 г. Название Шиллинг получила еще одна дочерняя левобережная колония, которую стали именовать Ней-Шиллинг (ныне не существует). 128 поселенцев вместе с безземельными колонистами из соседнего села Таловка основали в 1859 г. в Нижне-Ерусланской волости еще одну дочернюю колонию Ней-Бейдек (Новая Таловка), куда до 1881 г. из Шиллинга выехало еще 48 человек. В 1861 г., согласно указу Конторы, самовольное переселение колонистов приравнивалось к бродяжничеству и строго наказывалось. Многочисленные просьбы колонистов вынудили правительство изменить свое решение и разрешить переселения на Кавказ с 1865 г. и в Америку с 1874 г. Всего до 1887 г. из Шиллинга выехали 224 жителя.

В Шиллинге в 1858 г. родился известный этнограф и врач Петр Карлович Галлер (1858–1920), автор воспоминаний о быте немцев-колонистов ХIХ в. Удобное географическое месторасположение колонии и ее относительная близость к Саратову послужили причиной того, что в сентябре 1917 г. именно Шиллинг стал местом проведения второго съезда немцев Поволжья, на котором были рассмотрены вопросы политического самоопределения, аграрной реформы, образования, выдвинуты кандидаты в Учредительное собрание. В годы советской власти в селе имелись кооперативная лавка, работал лесопильный завод, на котором по состоянию на 1932 г. работало 44 человека. В сентябре 1941 г. немцы были депортированы из села, с 1942 г. село носит название Сосновка.

Школа и обучение детей. Первая школа появилась в селе с момента его основания. В ней, согласно закону, обучались все дети в возрасте от 7 до 15 лет. Обучение продолжалось в период с 20 августа по 20 июня. Уроки длились с 8 до 11 часов утра и с 2 до 4 часов после обеда. Обучение проходило в две смены. Дети располагались на длинных узких скамейках, без столов, держа книги на весу. Занятия вели учитель и его помощник, преподававший азбуку. Сущность обучения состояла в изучении письма, чтения, четырех арифметических действий, заучивании наизусть катехизиса, гимнов и Евангелия. Для наказания детей и поддержания дисциплины в школах использовалось битье палкой или линейкой по ладоням. Имена всех учителей колонии не сохранились. Известно, что в 1804 г. школьный учитель Риб перешел в колонию Поповка, где заключил с колонистами договор на обучение детей. В середине ХIХ в. церковная школа была преобразована в училище. В 1868–1870 гг. школа была отремонтирована на средства, выделенные Конторой опекунства.

Кроме церковно-приходской немецкой школы в колонии с конца 1870-х гг. действовала т.н. «товарищеская» общественная частная школа. В 1886 г. из проживавших в селе 2177 человек грамотными являлись 1192 жителя (607 мужчин и 588 женщин). В конце ХIХ в. в селе было открыто министерское училище. Согласно статистическим сведениям о состоянии школ в немецких колониях, собранным пробстом Левобережья И. Эрбесом, в 1906 г. из 3361 жителей села 442 являлись детьми в возрасте от 7 до 15 лет, обязанными получить начальное образование. Посещаемость школы детьми школьного возраста в Шиллинге не была стопроцентной, 61 ребенок не посещал школу по причине бедности родителей. В 1906 г. в церковной школе обучалось 176 мальчиков, 174 девочки и работало два учителя. В общественной школе, которая содержалась на средства жителей села, обучалось 24 мальчика, 7 девочек и работал один учитель. В годы советской власти обе школы были закрыты и преобразованы в начальную школу.

Вероисповедание жителей и церковь. Колонисты принадлежали к евангелическо-лютеранскому исповеданию. Община Шиллинг входила в евангелическо-лютеранский приход Байдек (Таловка), который был основан в 1767 г. Центром прихода являлась соседняя с Шиллингом колония Байдек (Таловка), находившаяся в 10 верстах от Шиллинга. Несмотря на то, что в состав прихода входило лишь две общины, в начале ХХ в. он вошел в историю Евангелическо-лютеранской церкви как один из самых многочисленных в Поволжье. В 1905 г. число прихожан составляло 9496 человек.

В первые годы после создания поселения колонисты проводили богослужения в школьно-молитвенном доме. Когда в конце XVIII в. в соседней колонии Таловка, являвшейся центром прихода, производился сбор пожертвований на строительство церкви, прихожане Шиллинга отказались сдавать средства на возведение приходского храма, ссылаясь на необходимость постройки собственного, и в 1797 г. были освобождены от «участия в постройке церкви в колонии Таловка» решением Конторы опекунства. Архивные документы сообщают, что в Шиллинге собственная церковь появилась в 1824 г. Кирха строилась без специального проекта и составления предварительной сметы. Несмотря на то, что церковь была возведена руками местных мастеров-самоучек, умело выбранное место – на склоне холма, над селом, на фоне голубой глади Волги – сделало кирху украшением округи.

Следующий храм была сооружен на том же месте, где и предыдущий, и освящен в 1883 г. Архитектура постройки была достаточно простой и скромной. Как и предыдущая кирха, эта тоже была возведена немцами-колонистами, без участия профессиональных архитекторов. Отличительными особенностями деревянного двухъярусного храма, построенного в традиционном для немецких колоний стиле, были наличие большого количества окон, прямоугольный притвор, скругленная апсида, массивные треугольные фронтоны на боковых сторонах здания. Однако храм был достаточно элегантным, имел резные пилястры, кружевные обрамления дверей и окон, вырезанные из дерева местными умельцами. Крыша была покрыта железом. Внутри храм имел скамьи для молящихся на 1000 мест. В 1904 г. у церкви была перестроена колокольня, а в 1909 г. кирха подверглась капитальному ремонту.

Время от времени между колонистами и пасторами возникали конфликты. Так, согласно архивным источникам, в конце 1770-х гг. колонисты Сосновки уклонялись от ремонта приходской церкви и дома шульмейстера, от вязки дров для пастора Лаврения Альбаума, кроме того они редко посещали церковные службы. После жалобы священнослужителя в Контору опекунства комиссар заставил колонистов подчиниться пастору. Приходские священники, получавшие университетское образование, являлись в колониях весьма уважаемыми людьми, они же были и наиболее обеспеченными, поэтому часто подвергались нападениям и грабежам. Так, в 1805 г. преступники совершили разбойное нападение на дом приходского пастора И. Отто с целью ограбления, в этом же году были ограблены священники других немецких приходов – пастор А. Яух и патер Грегор, в 1815 г. нападению подвергся дом пастора И.Б. Каттанео.

В начале ХIХ в. на довольно низком уровне находилось развитие медицины, частыми в колониях были всевозможные эпидемии. В августе 1808 г. в приходе вспыхнула эпидемия чумы, занесенная из Астрахани. В августе 1823 г. в колониях Сосновка и Таловка разразилась эпидемия цинги. В это трудное время приходской пастор Лукас Каттанео, сын пастора и известного врача, регулярно посещал больных. И в годы следующих эпидемий холеры 1847–1848 и 1892 гг. пасторы приносили прихожанам утешение.

Далеко за пределами прихода был известен Дом престарелых и увечных «Вифания», или «Бетания», основанный в приходе Байдек в 1891 г. по инициативе пастора Гюнтера. Филиалы в Шиллинге имели сиротский приют «Назарет», основанный в 1895 г. и Благотворительное общество, основанное в 1907 г. В приюте «Вифания» в конце ХIХ в. содержалось около 70 престарелых и больных, не имевших средств к существованию. По уставу одной из целей приюта объявлялось пресечение нищенства среди прихожан протестантского вероисповедания. Предметами занятия Общества были обеспечение пищей, кровом и одеждой престарелых, содействие в поисках работы способным к труду, воспитание просящих милостыню детей, снабжение бедных медицинскими пособиями, возвращение на родину нищих из других местностей. В приютах работали диаконисы (сестры милосердия).

Нелегко сложились судьбы многих пасторов прихода в годы советской власти. Герберт Гюнтер (1891–?), сын пастора Гуго Гюнтера, служившего в приходе долгие 18 лет, стал пастором в общине Байдека в непростое время – с 1918 по 1929 гг. В 1931 г. он был репрессирован по сфабрикованному обвинению в контрреволюционной деятельности. До 1938 г. он находился в лагере. Пастор Иоганн Блюм (1873–1939) в 1918 г. эмигрировал в Швейцарию, опасаясь преследований большевиков. Пастор Эдуард Зайб (1872–1940), руководивший благотворительными учреждениями в Байдеке в 1900–1903 гг., в 1931 г. по сфабрикованному обвинению был сослан на Аральское море. Репрессиям и преследованиям подвергались не только пасторы, но и простые верующие. В 1931 г. Президиум ЦИК АССР немцев Поволжья получил секретные сведения от региональной Комиссии по рассмотрению религиозных вопросов, согласно которым в церковной общине насчитывалось 1591 верующих, из них 42 человека были отнесены к категории лишенцев (лишенных политических прав).

Согласно сведениям, представленным Комиссией по вопросам культов в Президиум АССР немцев Поволжья, по состоянию на 28 августа 1934 г., церковь еще находилась в распоряжении верующих, хотя многие остальные церкви Бальцерского кантона уже были закрыты. Уже вскоре Комиссия по вопросам культов при ЦИК АССР немцев Поволжья приняла решение о закрытии храма, мотивируя свое решение тем, что прихожане не платят налоги в течение двух последних лет, и здание не ремонтируется. Еще ранее Комиссия по вопросам культов обращалась к религиозной общине с предложением в недельный срок оплатить долги и налог со строения за последние годы и получить затем церковь в свое распоряжение. Но денег у общины не было. Ставка налога составляла до 8% стоимости здания в год. Комиссия по вопросам культов предложила использовать здание церкви под школу.

Село сегодня. Само село в настоящее время не имеет таких больших размеров как до революции. Старая планировка села сохранилась достаточно хорошо.

В современной Сосновке, до сих пор выделяющейся представительным архитектурным лицом, и сегодня легко угадывается ремесленно-торговый тип бывшего немецкого поселения. Находясь сегодня в Сосновке, становится очевидно, что здесь процветали ремесла, цеховые и кустарные производства, доминировала капитальная застройка. Наличие пристани, контуров центральной площади, значительного количества кирпичных и торговых зданий до сих пор напоминают о Сосновке как о сосредоточии деловой и торговой жизни, центре производства и торговли. Архитектурный облик села все еще формирует десяток немецких зданий, сложенных из местного двухцветного кирпича.

Рассматривая торговые здания, жилые дома и хозяйственные постройки внимательнее, замечаешь, что практически на каждом из них присутствуют архитектурные украшения. Каждое отдельно стоящее строение вполне может претендовать на то, чтобы являться памятником архитектуры. Село вполне могло бы стать музеем под открытым небом. Многочисленные образцы типичных для немецкого зодчества построек иллюстрируют строительную культуру колонистов, разнообразные методы возведения зданий.

Еще пару десятилетий назад можно было бы сказать, что зданию сосновской церкви повезло гораздо больше, чем многим ее сестрам – немецким кирхам Поволжья. До последнего времени это был один из немногих хорошо сохранившихся бывших деревянных лютеранских храмов на Саратовской земле. До начала 1990-х гг. в сосновской церкви располагался зерновой склад. Во всем Поволжье из сотен деревянных лютеранских церквей в настоящее время сохранилось только три. К сожалению, кирха в Сосновке, возведенная в 1883 г., в 2003 г. была разобрана местными жителями на стройматериалы.

В селе имеется детский сад, структурное подразделение средней общеобразовательной школы, отеление почтовой связи,  психоневрологический интернат. 

 

 

 Железнодорожная станция Паницкая - пристанционный посёлок на территории Красноармейского муниципального района. 

В 1764 году Екатерина II издает указ о заселении земель вдоль Волги иностранными поселенцами, колонистами. С этого момента и начинается история ст. Паницкая, хотя историей её назвать трудно, слишком мало оказалось информации об этом поселении. Проще говоря, легче говорить о том, что неизвестно, чем о каких-то реальных фактах. О Паницкой известно меньше, чем о любом другом населённом пункте Красноармейского района; кроме того, её история полна слухов и легенд, в которых ещё предстоит разбираться.

Сегодняшняя территория земель ст. Паницкая образовалась в 10-х годах ХХ века, так говорят старожилы, они же утверждают, что первое название немецкого поселения, хутора было Шенхен. Возможно оно произошло от фамилии хозяина хутора. Колонисты занимались обычным для наших мест сельскохозяйственным трудом, вели распашку земель, их обработку и посев. Сеяли зерновые культуры, картофель, табак, выращивали овец, коров, шили шерстяные теплые вещи. При Cоветской власти в Поволжье создается немецкая автономия, и Паницкая входит в это образование.

Старожилы говорят, что ещё в 19 веке на правой стороне Волги и в Паницкой, в частности, предпринимались попытки проложить железную дорогу и организовать торговые пути не только по Волге, но и по суше. Эта дорога должна была проходить через юг России в Индию. Якобы, такие работы по строительству железной дороги уже велись, в районе ст. Паницкая были возведены через реку Карамыш мостовые опоры и земляные насыпи в южном направлении, которые и в наше время сохранились в хорошем состоянии. Известна дата образования поселения - 1928г., а к 40-м годам образуется совхоз № 595 «РОТЕФАНЕ» (Красное знамя).

Дальнейшему строительству железной дороги помешала начавшаяся Великая Отечественная война .

28 августа 1941г. вышел печально знаменитый Указ Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья». Немцев выселили, земли опустели, всё постепенно стало разрушаться.

23 января 1942 года ГКО (Государственный Комитет обороны) решает начать строительство железнодорожной линии Саратов-Петров Вал-Сталинград. Начальником строительства железной дороги назначен генерал-майор инженерных войск Гвоздевский Г.Ф.

Изыскательные работы на местности, среди прочих, по устойчивой легенде этих мест, проводила некая инженер Паницкая. Утверждают, что она не просто проводила геодезические работы, а нашла в себе силы забраковать существующую насыпь для железнодорожного пути - участок, где проходила эта насыпь, был сильно заболочен – и предложила перенести насыпь восточнее. А ведь Волжская рокада должна была быть построена в кратчайшие сроки, обстановка в Сталинграде была очень сложной, да и ослушаться приказа в то время, было равносильно приговору в измене или вредительству. Паницкая настояла, дорогу перенесли, а в честь её назвали железнодорожную станцию. Вот такая красивая легенда. К сожалению, никаких документальных данных, подтверждающих этот факт, нет.

А строительство железной дороги успешно продолжалось. Вдоль дороги были образованы лагерные пункты, в Паницкой -  это ОЛП-6 (Отдельный лагерный пункт), завезены заключенные, их расположили в пустующих домах немецкого поселения.  Начались подготовительные работы по прокладке железнодорожной линии. С западного участка БАМа были привезены и использованы в строительстве шпалы и рельсы.

11 сентября 1942 г. открылось движение на участке Петров Вал – Саратов, 23 сентября 1942 года Правительственная комиссия приняла во временную эксплуатацию участок Петров Вал – Иловля, а 24 октября 1942 принят в эксплуатацию участок Саратов – Петров Вал .

24 октября 1942 года считается датой образования ст. Паницкой. Первый поезд по Волжской рокаде провёл известный машинист и легендарная личность Лунин Николай Александрович - старший машинист паровозной бригады паровозного депо Новосибирск Томской железной дороги. Всю войну Николай Александрович водил поезда на самых опасных участках, внёс множество рационализаторских предложений и просто здорово работал, не жалея себя. В 1942 году Николай Александрович получил Сталинскую премию, купил на неё состав угля и сам доставил этот уголь в Сталинград. В этом поезде кондуктором работала молодая Александра Ярославцева с Паницкой, впоследствии работавшая долгие годы дежурной по станции. 

Ещё в марте 1942 года ОЛП-6 преобразуется в ИТК-7 (исправительно-трудовую колонию), которая после окончания строительства железной дороги переориентируется на сельскозяйственное производство, главным образом на выращивание картофеля и овощей для нужд фронта.

Строительство жилых домов на станции происходило, главным образом, в послевоенное время. По свидетельству старожилов станции Мазанцева И.В. и Богдановой Е.Н. одними из первых были 2 кирпичных дома, построенных военнопленными по ул. Зелёной. В этих домах жили офицеры ИТК, учителя местной школы, располагался штаб. Позже были построены частные дома по ул. Мира, сборные «финские» домики для сотрудников колонии. Дома по ул. Победы строились в 50-60-е годы.

Летом, 1984 г. на ст. Паницкая образовывается сельскохозяйственная колония – поселение № 20, предназначенная для обеспечения спецконтингента области мясом, молоком, овощами и др. продуктами питания. По итогам социалистического соревнования за 1990 год ИТКП № 20 заняла 5-е место среди колоний-поселений в России. ИТК № 7 преобразовалась в промышленную и была ориентирована в кооперацию с заводом «Техстекло» г. Саратова по обработке хрусталя и ремонту контейнеров для стекла, по этой специализации она работала до середины 90-х годов. В настоящее время Саратовский УФСИН, в частности ИК № 7 наращивает развитие швейного производства, закупает оборудование. Осужденные шьют спецодежду для газовиков, нефтяников, постельные принадлежности, платки.

Из-за малочисленности населения ст. Паницкая, администрация сельского совета находилась в селе Некрасово и только с 1989 г. образуется Паницкая сельская администрация с гербовой печатью, домовой и похозяйственной книгами. С 1998г. образуется администрация Паницкого округа объединенного в Муниципальное образование, а с 2006 г. - Муниципальное учреждение «Администрация Паницкого Муниципального образования Красноармейского района Саратовской области».

На территории станции расположены исправительная колония особого режима ФКУ ИК-7 и колония-поселение ФКУ КП-20 ФСИН РФ. Имеется общеобразовательная школа № 7 (9 классов), детский сад, почтовое отделение, фельдшерско-акушерский пункт, храм РПЦ во имя Великомученицы Анастасии Узорешительницы (Петропавловское благочиние Балашовской и Ртищевской епархии).

Вдоль железной дороги у станции в курганных группах проводились археологические раскопки. Результаты раскопок демонстрировались в здании управления Приволжской железной дороги с февраля по март 2006 года.


https://www.gosuslugi.ru/
https://rosreestr.ru/site/
http://www.culture.ru/
http://god-kino2016.ru/
http://histrf.ru/
http://волонтёрыпобеды.рф/
https://рдш.рф/
http://ecoyear.ru/
http://www.rgo.ru/ru
https://www.nalog.ru/rn64/